О людях Киржачского края неугомонность души

О людях Киржачского края неугомонность души
О людях Киржачского края неугомонность души
Летнее утро. Легкий ветерок, шаловливо заигрывает с листвой, дарящей в зной благодатную прохладу. Из подъездов многоквартирных домов, расположенных в микрорайоне улицы Чехова, выходят спешащие на работу или по другим своим делам люди. Замечая мужчину, обстригающего секатором кусты, знакомые замедляют шаг, чтобы поздороваться и перекинуться с ним парой фраз. Вежливо ответив, он вновь принимается за работу. Надо еще землю под цветы перекопать, да нападавшие ветки с тропинки убрать... Так что дел невпроворот. Через пару часов солнце начинает нещадно припекать. На сегодня работа окончена. Прихватив с собой садово-огородный инвентарь, В. А. Ананьев медленно возвращается домой, в гулкую тишину квартиры.
СПАСЕНИЕ ОТ ОДИНОЧЕСТВА
До очного знакомства с Валентином Александровичем Ананьевым не раз слышала от знакомых людей о человеке, который по собственному желанию занялся благоустройством территории своего микрорайона, и каждый день, вооружившись необходимыми инструментами, будь то лопата, грабли, топор, выходит на добровольную работу. В прошлом году жители, все прекрасно замечающие, выразили через газету В. А. Ананьеву искреннюю благодарность за все, что он делает по благоустройству территории. Немало он сделал и в этом году. Как добрый волшебник, расчищает дорожки, по которым так приятно прогуляться тихим вечером, освобождает от сорняков кусты, высаживает новые насаждения. Что же движет этим человеком? За ответом на свой вопрос отправилась к В. А. Ананьеву домой.
- Все началось с постигшего меня несчастья - смерти жены, - сказал Валентин Александрович. - Замучило одиночество. Дети выросли, у каждого своя жизнь. Почти лет у нас была дача - настоящее отдохновение для души, где можно было ко всему приложить руку. Но стал плохо видеть, и дачу пришлось продать. А дома, в четырех стенах, находиться одному тоскливо. Вот и решил потихоньку заняться приведением в порядок территории. В прошлом году вокруг дома чистил дорожки, подстригал кусты, про-режал зелень. А потом облюбовал участок от аптеки до моста, который зарос деревьями и кустарником до самого тротуара. Прошлой осенью выпилил деревья, которые «выходили» на тротуар и мешали прохожим, а в этом году дал себе задание к Первомаю очистить весь тротуар и с середины марта приступил к работе. Выпилил «дикую» зелень, которая выходит в просвет, подрезал длинные ветки, свисавшие на тротуар, вычистил от сорняков землю. Получилось, вроде бы, неплохо.
- Валентин Александрович, но ведь этим дело не ограничилось? А не Вы ли «приложили руку» к посадкам вдоль дорожки, идущей по диагонали от центральной дороги к чеховским домам?
- Это мы вместе с соседкой по даче С. И. Самойловой постарались, - смеется В. А. Ананьев. - Я вскопал грядки, а она посадила цветы. Теперь моя обязанность их поливать.
А еще «шефствует» Валентин Александрович над асфальтированной дорожкой перед одним из многоквартирных домов, периодически очищая ее от мусора, обрезая кусты и выпалывая сорняки под ними.
После урагана остались на земле повалившиеся деревья, обломанные сучья. Большой тополь упал на цветы, и теперь забота Валентина Александровича - распилить его потихоньку и убрать. Каждый день он находит себе работу, не рассчитывая на чью-то благодарность и признаьность. Зимой расчищает от снега тропинки. И этот труд приносит ему радость. Не может он быть без постоянного движения. На этой почве возникали даже семейные конфликты, когда сыновья начинали урезонивать отца, что, мол, совсем не бережет себя.
- Я работаю для себя, - был ответ, - и делаю то, что мне по силам. Пришлось детям смириться.
ДЕРЕВЯННОЕ УЗОРОЧЬЕ
Во время встречи с В. А. Ананьевым заметила в его квартире немало чудесной резьбы по дереву. Оказалось, что более тридцати лет Валентин Александрович увлекается этим занятием, собрал целую библиотеку по резьбе. В. А. Ананьев провел небольшую экскурсию по квартире. На стене гостиной внимание привлек барометр, вставленный в искусно вырезанный футляр, сделанный из сосновой «грыжи». Рядом «поселилась» пара вырезанных на доске сов, примостилась резная прялка. На столе стояла деревянная ваза, сделанная из липового сучка и покрытая искусным узором. И что характерно, ни разу Валентин Александрович в своих работах не повторил дважды один и тот же узор.
Из сломанного кресла В. А. Ананьев сделал тумбочку под евизор и, конечно же, украсил ее нарядной резьбой. А сколько искусно вырезанных изделий находится на кухне! На таких разделочных досках жалко даже что-то резать. На затейливо вырезанной доске закреплен ночник. В украшенной узорами плошке растут цветы. Да разве все упомянешь! Но когда зашла в спальню, просто ахнула от восторга. На стене были развешены иконы в прекрасных резных деревянных окладах, увенчанных маковками с крестами. Тут же стоял и иконостас. Один из окладов напоминал перевитую свечу. Они были настолько великолепны, что глаз не отвести. На столе разместилась узорно вырезанная подставка под свечки.
- Валентин Александрович, как же Вы решили такую красоту сделать?
- У нас дома были календари с изображением святых. Ну, как их можно выбросить?! Я спросил у священнослужия, могут ли эти изображения стать основой для иконы. Мне ответили, что могут, так как напечатание изображений святых производится под строгой цензурой церкви.
Когда В. А. Ананьев вырезал оклады и поместил в них изображение ликов святых, он отнес их в церковь и освятил, так же как и иконостас. Работа над двумя окладами для икон продолжается, и теперь уже Валентину Александровичу помогает внук, так как из ослабления зрения ему уже не под силу вырезание мелких элементов резьбы.
Вырезал В. А. Ананьев и табличку с указанием своего подъезда, а также табличку с указанием улицы и номера дома.
Для работы Валентин Александрович использует только липу - «мягкое», по его словам, в обработке дерево. А инструменты для резьбы по дереву он сделал своими руками.
Много своих работ В. А. Ананьев раздарил, а о том, сколько великолепной резьбы осталось на даче, бывшей супругам Ананьевым вторым домом, свидеьствуют многочисленные фотографии.
ДАЧНОЕ ЕДИНСТВО
Когда в году В. А. Ананьев приступил к строиьству дачи, он, наверное, даже не представлял, какую роль она сыграет в его жизни, став любимейшим местом отдыха, приложения сил, общения с людьми, которые из соседей по даче превратились в близких друзей.
В семье Ананьевых бережно хранится альбом, ставший фотолетописью о том, как строилась дача. На черно-белых фотографиях, снабженных краткими комментариями, видно, как потихоньку, собственными руками возводилась дача, как на крыше появился крутящийся петух, окна украсились искусно вырезанными наличниками, как была сделана резьба на фасаде здания, крыльце. Стройка продолжалась и зимой, и летом. Строились и соседи, приходя по первому зову друг другу на помощь, охотно обмениваясь советами по поводу строиьных дел. С ранней весны до поздней осени Ананьевы были на даче. Как только наступали выходные, коллективный сад оживал, соседи проводили «перекличку», радуясь возможности не только отдохнуть, но и всем вместе пообщаться, поговорить всласть, обсудить волнующие вопросы.
Как же было здорово вечерком, когда спадал летний зной, и на землю опускалась освежающая прохлада, заглянуть «на огонек» к друзьям-соседям, посидеть всем вместе за пузатым самоваром, важно расположившемся на столе, поговорить о прошедшем дне, полным мелких радостей и забот. На соседних участках слышны голоса, кто-то взял в руки гармошку, и поплыла по коллективному саду песня. Воздух напоен ароматом разнотравья, и дышится так легко! И пусть болели натруженные на работе руки, спины, но усталость от проведенного на свежем воздухе дня не мешала очарованию летнего вечера. Так приятно было смотреть на ставшие родными лица, слышать веселый смех, добродушное подтрунивание друг над другом.
А какие праздники устраивали всем коллективным садом! Накрывали на берегу озера столы, и начиналось гуляние. Какое же это было отдохновение для души!
- Сейчас все уже не так, - грустно говорит В. А. Ананьев. - Многие дачи купили москвичи, которые равнодушны к нашим традициям. Они живут своим узким мирком, зачастую ни с кем не общаясь. И им не понять, зачем нужно что-то выращивать, если все можно купить в магазине. А ведь это такая радость - наблюдать, как из крохотных зернышек, посаженных в землю, вырастают всевозможные овощи, ухаживать за ними, а осенью собирать щедрый урожай.
Слушала Валентина Александровича и остро ощущала, как ему не хватает всего этого, как рвется душа к до боли знакомым местам, где было столько всего хорошего. Но жизнь продолжается, и, как и прежде, В. А. Ананьев часто перезванивается со своими бывшими соседями-дачниками, не теряя связи с друзьями.
ВМЕСТЕ ВСЮ ЖИЗНЬ
Девятнадцать дней не дожила Римма Федоровна до -летнего юбилея совместной супружеской жизни с Валентином Александровичем. Они поженились в году, а перед этим дружили три года. Познакомились будущие супруги в ранней юности. После войны В. А. Ананьев жил с матерью и братом в Ивановской области. Приходилось очень тяжело, и мать приняла решение перебраться в году в районный центр Никологоры Вязниковского района, где жил ее брат. Здесь паренек быстро нашел себе друзей, с которыми можно было погонять в футбол, поиграть в городки, собраться всем вместе. А на соседней улице жила Римма Федоровна.
- Все были между собой знакомы, - улыбается В. А. Ананьев. - А когда повзрослели, стали друг другу нравиться.
Так возникла взаимная симпатия и у Валентина Александровича с его будущей женой, которая потом переросла в сильное чувство, сопровождавшее их всю жизнь. Римма Федоровна окончила Ковровское медицинское училище и была направлена по распределению в Кир-жач. Молодые люди поженились и вместе отправились на новое место жиьства. Римма Федоровна стала работать медсестрой в детских яслях, а Валентин Александрович пошел учеником поммастера на шелковый комбинат (после окончания Вязниковского текстильного техникума по льняному производству, где студентов обучали по другой технологии и на другом оборудовании, ему пришлось переучиваться).
В Киржач В. А. Ананьев приехал уже кандидатом в члены КПСС. Вскоре он стал поммастера, и райком ВЛКСМ выдвинул его кандидатуру на избрание секретарем комитета комсомола предприятия. Проработав на этом посту несколько лет, Валентин Александрович был переведен на должность инструктора РК ВЛКСМ. А затем была учеба в Горьковской Высшей партийной школе, после окончания которой он стал секретарем партбюро на фабрике «Свобода», а впоследствии - заведующим промышленным отделом РК КПСС, директором техникума. Куда бы ни направляли В. А. Ананьева, он отдавался порученному делу до конца. К тому времени у Ананьевых появились сыновья, которые требовали постоянного внимания и заботы.
Когда В. А. Ананьева назначили начальником третьего ткацкого цеха («Красная работница»), он очень обрадовался. Его всегда тянуло на ткацкое производство, а здесь еще трудился такой прекрасный коллектив, что Валентин Александрович спешил каждый день на работу с хорошим настроением. Любил сам поработать и на токарном, и на фрезерном станках. А затем В. А. Ананьев стал заместием генерального директора шелкового комбината по быту, и тут на него обрушился целый груз забот и хлопот, связанных с жилищно-коммунальным хозяйством, отоплением, канализацией и многим-многим другим. На этой должности В. А. Ананьев проработал более лет, а жена трудилась в ЦРБ.
Отдав не один десяток лет жизни родному предприятию, Валентин Александрович с болью в сердце переживал все, что с ним позднее случилось. Ранит его и людское равнодушие, погоня за большими деньгами, отсутствие морально-нравственных принципов и идеалов у современного поколения. Как человеку деяьному, всегда занимающему активную жизненную позицию, ему претит пассивно оставаться в стороне. Возможно, поэтому В. А. Ананьев и стал заниматься благоустройством территории возле своего дома. И как было бы здорово, чтобы вокруг нас жило как можно больше таких отзывчивых, неравнодушных людей, которым присуща неугомонность души.