ЛЮДИ ЗЕМЛИ КИРЖАЧСКОЙ

ЛЮДИ ЗЕМЛИ КИРЖАЧСКОЙ
ОБЕРЕГАЯ НОВУЮ ЖИЗНЬ !!!
ОЧЕРК !!!
Мы с дочкой в больнице. В холле столпотворение. Впрочем, неудивиьно: зима - самый разгар простудных заболеваний. Мимо снуют медсестры и врачи, больные и здоровые с обходными листами в руках. Обычная больничная суета. Посреди коридора нас останавливает невысокая женщина. «Саша, - радостно восклицает она. - А это, как я понимаю, Юлечка!» И уже обращаясь к дочке: «Ну-ка, дай на тебя погляжу». Тогда еще двухлетняя Юля смотрит на чужую тетю настороженно. Ей и невдомек, что эта тетя - женский врач, человек, который хранил и оберегал ее совсем еще хрупкую жизнь на протяжении девяти месяцев. Елена Васильевна, улыбнувшись малышке, тут же обратилась ко мне: «Заболели?... Нет, на прививку? Ну и отлично. Растите здоровыми». Она еще раз улыбнулась нам на прощанье и быстро исчезла в глубине коридора. Мы долго смотрели вслед нашему «ангелу-хранию». «И как она помнит всех поименно?», - удивленно думала я.
ЗАВЕТНАЯ МЕЧТА, ЧТО РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА
Зоя Ивановна и Василий Филиппович Городенцевы жили в частном доме в микрорайоне Селиваново, на углу улиц Чкалова и Фурманова. Обычная киржачская семья. Она работала мастером аппретурно-красильного производства на шелковом комбинате. Он - в АТП. Дом. Сад. Огород. У супругов подрастали трое детишек - Лена, Оля и Игорек. Самой боевой из этой троицы была старшая. Может быть, она стала такой не по врожденному темпераменту, а по семейной ответственности - ответственности за младших: сестру и брата. Девочка не давала в обиду ни их, ни себя, и связываться с ней никто из местной ребятни не решался. У нее была подруга - тоже Лена, дочка очень известного ранее в районе хирурга и главного врача районной больницы Бориса Георгиевича Решетникова.
Лена Городенцева была частым гостем в семье Решетниковых и с замиранием сердца слушала все, что рассказывал о больнице Борис Георгиевич. Тогда ей казалось, что благороднее и лучше профессии, чем врач, во всем мире нет. Она твердо решила, что станет медиком и, конечно же, хирургом.
Шли годы. Позади остались школьные звонки, веселые переменки и выпускной бал. Лена Городенцева серьезно готовилась к поступлению в Московский медицинский институт. Конкурс туда был очень большой, но она верила, что ее мечте суждено сбыться. В первый раз девушка не прошла по конкурсу и устроилась работать аппретурщицей на шелковый комбинат, где работала мать. После работы она готовилась к новым вступиьным экзаменам, уже в Рязанский мединститут. И вновь - фиаско. Другие на ее месте давно бы сложили крылья и выбрали, что попроще, тем более, что в семье на нее тоже нажимали - уговаривали подать документы в медицинское училище (к этой нелегкой миссии подключились даже бабушка с дедушкой). Лена была не из тех, кто сдает свои позиции. Третья попытка стать студенткой мединститута увенчалась успехом (до сих пор она хранит в семейном архиве вызов на учебу, пришедший тогда из Рязани). Теперь до воплощения мечты осталось всего шесть лет. Шесть лет упорного труда и преодоления себя - преодоления боязни чужой боли, крови и других профессинальных «прелестей» медицины.
Учиться было трудно, но она старалась. Старалась заработать стипендию, так как средств, чтобы содержать и обучать троих детей, у семьи Городенцевых не было. После третьего курса Елене дали направление на практику в Киржач. Здесь ей предложили поработать в гинекологическом отделении, где на тот момент остро ощущалась нехватка медиков.
- Сначала мне там жутко не понравилось, - вспоминает Елена Васильевна. - Все же я мечтала стать хирургом или, в крайнем случае, терапевтом. Когда в отделение приехала из родильного дома акушер-гинеколог Татьяна Николаевна Растяпина и спросила меня о том, нравится ли мне в гинекологии, я твердо ответила «нет».
Такой же разговор состоялся между врачом и практиканткой в конце лета, и тогда, подытоживая свой небольшой опыт практической деяьности, Елена ответила «да». Путь был выбран, и как оказалось позже - верный путь.
СУДЬБА БУДУЩЕГО МАЛЫША
В ЕЕ ЗАБОТЛИВЫХ РУКАХ
Многие женщины нашего района хорошо знают акушера-гинеколога первого разряда Елену Васильевну Крылову. Неоднократно обращались к ней за консультацией и помощью. Не всегда и не всех она встречает широкой, такой привычной уже, улыбкой. Иногда отчитает так, как и родная мать себе не позволит. И в принципе, имеет полное право: потому что заботится врач, в первую очередь, о здоровье будущего малыша. За девять месяцев эта женщина становится чуть ли не самым близким человеком: вместе с будущей мамой радуется, когда все протекает, как положено, беспокоится и огорчается, когда в ходе беременности возникают осложнения. И даже когда ты уезжаешь в родильный дом, то ощущаешь ее незримое присутствие, так как получила от нее множество напутствий и пожеланий. Ты знаешь, если станет плохо, можно позвонить ей в любой момент дня и ночи. Она не оставит, она придет на помощь - все объяснит, а заодно и успокоит.
- Первое время работы в гинекологическом отделении я и дома спала поближе к ефону, - смеется Елена Васильевна. - Слава Богу, сейчас мобильный изобрели. Теперь с ним никогда не расстаюсь. Мало ли кому из моих подопечных понадобится помощь. Родственники им, конечно, посочувствуют, но объяснить и посоветовать, что делать в той или иной ситуации, они вряд ли смогут. Вот и звонят женщины мне в любое время суток...
Помню, я и сама бегала к ней, когда жена брата подзадержалась в Кольчугинском роддоме. Несколько дней она там пролежала, схватки прекратились, а тут, как на грех, и малыш затих. Невестка в слезах. Требует забрать ее оттуда. Мы с братом в растерянности. Прибежали посреди ночи к Елене Васильевне. Все объяснили. «Девочка моя, успокойся. Все правильно. Это были лишь предвестники родов. Не плачь. Ребенку это вредно...» - вещала тогда Елена Васильевна в трубку. Пятнадцать минут ефонной консультации, и все страхи у девушки, а заодно и у нас, остались позади. А через неделю вернулись из Кольчугино с отличным малышом на руках.
Ну как не поделиться этой радостью со своим врачом! И почти все пациентки после родов приходят к ней со словами благодарности, а она живо интересуется всем, что касается маленького человечка, несколько дней назад впервые увидевшего мир. Интересуется не только в ближайший месяц, но и гораздо, гораздо позже...
НИКОГДА НЕ ГОВОРИ «НИКОГДА»
Учеба в институте продвигалась. Когда встал выбор узкой специализации, оказалось, что не так-то просто стать врачом-гинекологом. Эта специальность считалась престижной, и желающих ее освоить было предостаточно. Елена неоднократно вспоминала свое первое впечатление от гинекологии, теперь она видела свою будущую специальность в ином свете. Они с подругой уже не первый месяц посещали кружок акушерства, и потому им было легче преодолеть конкуренцию сокурсников.
Большое влияние на студентку оказали и ее киржачские наставницы - заведующая отделением гинекологии районной больницы Надежда Ивановна Павленко и Маргарита Васильевна Панина - опытнейший гинеколог, как говорит Е. В. Крылова, врач от Бога. Под их чутким руководством она проходила практику и интернатуру.
- Маргарита Васильевна умела учить, - вспоминает Елена Васильевна, - а мы с Натальей Николаевной Гурьевой хои и умели учиться. Под руководством Паниной я делала первую свою операцию по внематочной беременности. Сначала было страшно, но все отлично получилось.
В студенческие годы ей еще раз пришлось поступиться своими юношескими принципами и воззрениями. Тогда-то она и усвоила мудрость фразы «никогда не говори «никогда», то есть не зарекайся.
Один из профессоров Рязанского медицинского института постоянно утверждал, что учить женщин медицине не стоит. «Закончите институт, - говорил он, - повыскакиваете замуж за офицеров, разъедетесь по частям, на этом ваша медицинская карьера и закончится». Вполне возможно, что в Рязани, где располагается много военных частей и училищ, такое утверждение имело право на существование. Но Елена твердо знала, что за военного замуж не пойдет. Офицеры не соответствовали ее идеалу мужчины, а потому она всегда оппонировала профессору в таких ситуациях.
Находясь на летней практике в Киржаче, она дежурила в отделении хирургии. Тогда и привезли после аварии пожилого мужчину. Пациент находился в очень тяжелом состоянии, потому пришлось вызвать из Венгрии его сына, офицера. Николай Крылов заприметил симпатичную молодую практикантку, а на следующий день пришел в больницу с букетом цветов и пригласил Елену в ресторан.
- В первое посещение им больницы я даже его имени не запомнила, - вспоминает сейчас Елена Васильевна. - Чуть ли не во второй день знакомства, в ресторане, Николай сделал мне предложение. Я, ответила, что подумаю...
Пациент все же пошел на поправку, и молодой человек уехал обратно в Венгрию. Год они не виделись, но письма от него Елене приходили регулярно. В году Николай написал ей: «Уезжаю в командировку в Афганистан. Решай.» Девушка ответила ему согласием, и через полгода, в мае, когда он приехал в отпуск, они сыграли свадьбу.
На шестом курсе профессор просматривал список студентов. «И кто такая Крылова?» - поинтересовался он. «Я», -ответила Елена. «А, Городенцева, - язвиьно хмыкнул преподаваь, - замуж вышла. И кто же у нас супруг?» «Военный», - смутилась девушка.
После окончания института Елене, как жене офицера, выдали свободный диплом, и она приехала в Киржач. Два года Николай находился в Афганистане. А позже его отправили служить в Германию. Получив там жилье, муж приехал за Еленой. Она, конечно, уехала с ним, на время бросив свою любимую медицину. Но каждый раз, когда Елена Васильевна приезжала в Киржач в отпуск, она выходила на работу в отделение гинекологии, заменяя отпускников. В больнице ее помнили и ждали возвращения на родину. В году, пока супруги были в Германии, в их семье произошло радостное событие - появился малыш. Назвали его Максимом.
По возвращении из Германии Елена Васильевна сразу пришла в свою больницу. Ее тут ждали и очень обрадовались. Был создан сельский участок. Каждую неделю она проводила проф осмотры по предприятиям, колхозам и совхозам, знала все фабрики и фермы в районе, ездила по ФАПам.
- Работы было много, - рассказывает Елена Васильевна. - Особенно в Филипповском ФАПе. Там не было своей акушерки, и потому выполнять ее обязанности приходилось мне.
Десять лет она ездила по деревням и селам. Вскоре ушла на заслуженный отдых ее наставница Маргарита Васильевна Панина, и Елена Васильевна стала работать еще и на городском участке. Сельский - поделили между ней и Натальей Николаевной Гурьевой.
- Всякое бывало за годы работы, - вспоминает Е. В. Крылова. - Пока существовал родильный дом, мы ходили туда на суточное дежурство. И наверное, самой большой радостью становятся моменты, когда очередной малыш появляется на свет. К этому привыкнуть невозможно. Всякий раз таинство рождения воспринимается как чудо. Особенно запоминаются тяжелые случаи. Помню, у одной девушки прямо на приеме начались судороги. Срок беременности - всего неделя. Надо было спасать ее, а о малыше мы думали уже во вторую очередь. Вызвали роды. Родилась девочка. Обычно такие дети не выживают, но в то время в родильном доме работала отличный врач-неонатолог Светлана Александровна Караева. Она малышку и выходила. Мы все были очень рады. Позже я видела девочку. Нормальный, здоровый ребенок вырос...
МАМИНО СЧАСТЬЕ
Когда супруги вернулись из Германии в Россию, Николая отправили служить в г. Овруч Житомирской области. Елена Васильевна осталась работать в Киржаче, растила сына.
- Я Максимку просто обожала, - рассказывает она. — Он рос таким добрым, веселым и ответственным. Но все же хоось иметь еще ребенка.
В январе года она вновь обрадовала супруга. «У нас девочка!» - отправила Елена Васильевна ему еграмму. Муж уволился из армии и вернулся домой. Катюшку он полюбил сразу и баловал дочку, как мог.
Когда малышке исполнилось девять месяцев, Елена Васильевна вновь вышла на работу. Семье Крыловых дали квартиру на Красном Октябре. Дети росли. Сын только радовал. Максим закончил девять классов в школе № и пошел по стопам отца — поступил в Московское Суворовское училище, которое окончил с серебряной медалью. Матери слали одни благодарности, а она, конечно же, гордилась сыном. Позже он учился в Московском военном университете на факультете зарубежной военной информатики. Сейчас М. Н. Крылов является директором одной из крупных московских фирм, женился, и в скором времени у него родится дочка. Екатерина Крылова уже успела сделать своих родией бабушкой и дедушкой. «Маленькое счастье» зовется Алексеем, и Елена Васильевна его просто обожает. А пока родии Кати нянчатся с внуком, она заканчивает свое обучение в Московском государственном университете природообустройства на факультете экономики.
- Тридцать лет прошло со дня нашей свадьбы, - говорит Елена Васильевна. - Мы уже дедушка с бабушкой. А кажется - поженились совсем недавно.
ПУТЬ К ВЕРЕ
Отношение медицинских работников к вере не всегда однозначное. Обычно оно осложнено многими жизненными обстояьствами и издержками профессии. Церковь Е. В. Крылова стала посещать около лет назад, после знакомства с отцом Андреем Зацепиным и его семьей. Двухтысячный год стал для нее очень тяжелым: умерла ее мама, а следом произошло еще одно трагическое событие. На руках Елены Васильевны от серьезного заболевания умер любимый племянник Кирилл, которого она считала своим вторым сыном. Более года она ходила, как в тумане, не замечая ничего вокруг себя, думая лишь о том, что ей так и не удалось помочь мальчику. Но позже поняла, что так было угодно Создаю.
- Мальчик был просто умница, - с горечью говорит Елена Васильевна, - а Господь забирает к себе хороших людей...
Может быть, так оно и есть. В данный момент с Благовещенским монастырем у акушеров-гинекологов первой категории Е. В. Крыловой и Н. Н. Гурьевой сложилось взаимное сотрудничество. Они делают общее благое дело. Оба врача - противницы абортов и каждый раз пытаются уговорить пришедших к ним женщин сохранить ребенка.
- Мы с Натальей Николаевной одинаково отрицаьно относимся к абортам, - объясняет Елена Васильевна,
- и вместе радуемся, если удается спасти еще одну жизнь. Уж если ты не можешь себе позволить иметь дитя, лучше роди его и оставь в больнице. Найдутся люди, которые усыновят малыша.
Чуть больше года назад при Киржачском Благовещенском монастыре образовалось сестричество. Тогда настояьница обии матушка Мария пригласила врачей-гинекологов нашего района и предложила им помощь в борьбе с абортами. С тех пор Е. В. Крылова и состоит в сестричестве. Из монастыря к ним поступают литература, видео-записи и другие пособия для будущих матерей и женщин. Монастырь оказывает и иную помощь женщинам, которые попали в трудные жизненные обстояьства: сестры подыскивают жилье, выделяют средства для существования, собирают и отдают вещи и предметы быта. С такой поддержкой врачам гораздо легче уговорить своих пациенток отказаться от аборта, а уговаривать они умеют.
Лет шесть назад ко мне приехала из Москвы близкая знакомая — молодая девушка. Приехала с бедой. Крыши над головой нет, близких родственников нет, работы постоянной тоже, а она беременна. Тому мужчине ребенок не нужен. Прописана Галя была в Киржаче. Поговорили, подумали и пошли к Елене Васильевне.
Время для операции было назначено, и Галя зашла в кабинет, а через пять минут уже вышла оттуда. Я было приготовилась ее утешать, а она мне заявила, что решила оставить ребенка. Не знаю, что говорила ей Елена Васильевна, но результат был налицо. Девушка уехала обратно в Москву, хотя на консультацию в Киржачскую больницу больше не приезжала.
- Куда пропала Галя? - каждый раз при встрече обеспокоенно спрашивала меня Е. В. Крылова. Я не знала, что ей ответить, так как адреса девушки у меня не было, и с момента последней встречи она не звонила.
Прошло полтора года, и Галя приехала ко мне с дочкой. Девочка была не по возрасту крупная и смышленая. При первой же встрече я сообщила эту новость Елене Васильевне, и тогда мне показалось, что врач облегченно вздохнула.
Елене Васильевне Крыловой остался один год до пенсионного возраста. Она имеет звания «Ветеран труда» и «Почетный донор России». Но спешу успокоить наших женщин — уходить со своей любимой работы врач не собирается. «Буду работать, пока хватает сил»,
- говорит она.
Белый халат, открытое лицо и какая-то по-детски заразиьная и обезоруживающая улыбка - такая она вся. Мы разговариваем с Еленой Васильевной Крыловой в ее рабочем кабинете, в отделении гинекологии.
- Иногда мне кажется, что я ваших детей люблю больше, чем вы сами, - своей обычной скороговоркой (как будто вечно куда-то спешит) говорит мне она. - Может быть, потому и помню всех малышей в лицо и по имени. Интересно, но ко мне уже приходят женщины целыми династиями - мать приводит свою дочь или невестку, наверное, и внучек скоро приведут. Смотришь и удивляешься, и когда они только вырасти успели...